О Костином Хуторе



Новости

C Новым 2016 годом
Сегодня 30 декабря 2015...

Отзывы ребят 2015
В фото галерее мы разместили отзывы ребят о лагере.

Русь 2015
Сегодня 23 февраля 2015 года! Сегодня Великий народный праздник, День Защитника нашего Отечества, нашей многонациональной Родины – Российской Федерации!



94

  

Для меня лично, Костин Хутор-Русичи есть Единое и Живое. Думаю, что так воспринимается данный феномен не только мной. Когда два с лишним десятка лет тому назад возник вопрос, где географически и территориально проводить наш полевой лагерь, у души и разума сомнений не было – только в Ярославской области и только в Борисоглебском районе. Цель создания данного полевого лагеря – дать возможность, реальную возможность раствориться подростку в мире Природы, где его братьями и сестрами, которые не лгут и не поучают, будут Небо, Лес, Ветер, Дождь, Облака, Солнце, Холод, Страх неизвестности при ночном дежурстве, Луна, Звезды, Труд, самообслуживание, Радость, Доверие Друг к Другу, Река, Костер, Уважение, Гитара и Песня, Мошки, Комары, Ежи, Лоси, Цветы, Травы и многие другие живые существа. Чтобы там было безопасно и покойно Душе. Место такое, где побывав разок, хочется возвращаться туда еще и еще многие разы. Это место приворожило и меня когда-то в моем далеком детдомовском детстве. Только приведя сюда мальчишек и проживя какое-то время, узнав об этом месте такое, чего раньше не только я, но и многие не знали, стал осознавать притягательную красоту: и физическую, и нравственную – этого небольшого кусочка Земли Русской.

Лагерь поставили быстро, жилой городок состоял из двух палаток: армейской УСБ-56, в которой проживали ребята, и моей – туристской одноместки… Кто чем должен был заниматься было с ребятами решено еще в Черноголовке. Так мы поступали в дальнейшем многие годы. У меня был хороший помощник Гаврилов Саша. Он и ребята были счастливы попробовать по-настоящему пожить самостоятельно. Жаль, что Черноголовка утеряла данное направление сотрудничества с мальчишками именно в такой форме. Разбивка лагеря, обустройство жизненно необходимой инфраструктуры, как то: костровое место, столовая-навес, туалет, дровяник, небольшая полоса препятствий, футбольная и волейбольная площадки, разработка и утверждение внутрилагерного Закона Жизни – прошли на одном дыхании. О нашем Законе Жизни когда-либо я дам отдельный материал.

В первом лагере мы питались либо в столовой колхоза «Заря», на землях которого располагался лагерь, либо в ресторане поселка Борисоглебский. Было «весело»: туда – бегом, назад до лагеря – шагом. И так три раза в день. Чтобы поесть нужно было отработать ногами около 20 километров… Отказ от приема пищи мной не принимался. В лагере оставались только дежурные. Через какое-то время дежурить хотели все и постоянно… Во время одного такого перемещения нас и встретил Главный реставратор Борисоглебского мужского монастыря, в то время еще музея. Александр Станиславович Рыбников сделал нам предложение об участии в посильной помощи в монастырских реставрационных работах. Не успели его слова еще полностью из уст изойти, как ребятня, похожая на ушкульников: лысая, в матросских робах – радостно отчаянно завопила: «Даешь монастырь!.. Согласны мы… Оттуда до ресторана бегать не надо…» Так не романтично, но весьма для некоторых прагматично, мы попали на реставрационные работы лет этак на несколько…

В баню тоже ходили в Борисоглебский. Эта процедура всем нравилась прежде всего не из-за чистоты тела, а прекрасного буфета с газировкой и пирожками, что был при бане… Но однажды на берегу реки, возвращаясь после обследования давно закрытого армейского стрельбища, наткнулись на простецкую туристскую баньку из бочки с камнями, врытую в грунт. Камни в бочке нагрел, куском брезента накрылся и парься себе на радость. И вновь прагматизм взял верх даже над пирожками с газировкой… «Даешь такую баню в лагере для покоя ног наших!» Знали бы они, бедолаги, сколько лет дрова придется таскать на плечах их для этой самой бани… Лагерю нашему 21й год. Службу для деток несет уже третья банька, также врытая в грунт. Как-то убеленный сединами полковник-пограничник после парилки в нашей баньке, уезжая, уважительно сказал: «Банька у вас примитивная до безобразия, но … НАДЁГА!»

Свободным днем в лагере было воскресенье: и подъем попозже и можно было ничего не делать, потому что все было заранее сделано. По выходным дням я с частью ребят ходил по соседним деревням: Теперское, Акулово, Павлово село, Кузнечиха, Селище, Шипино, Якшин Хутор. Помогали старикам дрова укладывать, забор подремонтировать, воды принести, за жизнь поговорить. Было очень интересно узнать, где мы живем, что здесь было раньше, какие есть легенды и были о наших местах и, конечно, о месте, где мы стояли лагерем. Так мы узнали, что стоим в Дубках, судя по всему, что лагерь находился возле небольшой дубравы с березняком и осиной…

И вот однажды в деревне Акулово мы познакомились с удивительным Человеком. Не помню как его зовут, каюсь - не записал. Это был подвижный сухощавый жилистый Старик. Очень самостоятельный. Мы хотели ему чем-либо помочь, а Он в свою очередь спросил кто мы и откуда. Так и завязался разговор, который в дальнейшем существенно повлиял на судьбу нашего лагеря, клуба нашего, отношения к людям, к жизни, к себе, к Отечеству. Когда Он пригласил нас пройти к дому и расположиться на скамейке, кто-то из ребят заметил, что Старик ходит с закрытыми глазами… Я извинился и спросил, что у него с глазами, может лекарство какое принести… И Он ответил, что незрячий, что танкистом был и глаза потерял в бою на Курской Дуге. Спокойно так ответил, достойно… А потом этот Старый Солдат рассказал нам многое о месте, где стояли лагерем. «На святом месте вы стоите, ребятки», - начал Он рассказ свой. Так мы впервые узнали о Косте Горкине, бывшем царском унтерофицере, во время гражданской войны добровольцем воевавшем в Красной армии «За Землю – Крестьянам!». По окончании гражданской войны, в 1925 году, ему был выделен земельный надел на хуторское ведение крестьянского семейного хозяйства. Мужик он был не трусливый, крепкий, работящий, не пьющий. И хозяйка в доме была под стать мужу своему: работящая, справно детей рожавшая, державшая дом на плечах своих. До 1935 года семья Горкиных: хозяин, хозяйка и их семеро детей трудом рук своих содержали дом и хозяйство в крепости и достатке, кормились от земли. Где-то к осени пришла беда лютая и в их жизнь…

Барином Костю Горкина обозвали, единоличником. Искоренение таких крестьян в стране началось беспощадное. Землю отобрали, хозяйство и дом порушили, семью по миру пустили. Вот так крестьянство в стране и вывели. Труд-то на земле поднимать, ребятки, вновь надо. Петля-то Катастрофы Продовольственной уже накинута на Страну…

Рассказал нам Старик и о родничке святом, и о монахах, несущих службу возле него… Несколько часов мы проговорили с этим Человеком…

Вечером возле костра мы с ребятами долго обсуждали рассказ Старика. И нами единогласно было принято решение сохранить в жизни имя Кости Горкина. С тех пор, с 1989 года, во всех отчетных документах, газетных статьях, телерепортажах, в разговорах с людьми место, где расположен лагерь наш, называется Костин Хутор.

В 1990 году Рома Ананьев имел неосторожность обнаружить маленькую вершину большого Камня. Мы, как муравьи, лопатами, ложками, банками, ладонями выбрали около пятидесяти кубометров грунта и освободили камень от земли. Алексей Куприянов красивым шрифтом вывел на этом камне название нашего лагеря и место расположения – «Костин Хутор».

В 1999 году мы провели уникальную операцию и переместили данный камень весом в 25 тонн на 95 метров и установили его на Вечную Стоянку в качестве визитной карточки Лагеря и Хутора. Вдохновителем и участником этой эпопеи была вместе с ребятами и наш лагерный доктор Козлова Ольга Константиновна.

Летом 1989 года у нас в гостях побывала одна из дочерей Кости Горкина. Жизнь ее со временем забросила в Питер. Она, что помнила, рассказала о жизни их семьи на этом месте и тоже упомянула о родничке. Более того, она ориентировочно указала направление, где был родник…

Мы с мальчиками какое-то время интенсивно искали родничок по косвенным признакам и пещерку искали (так в прежние времена называли землянку – жилище для человека, врытое в землю). Обнаружили следы какого-то источника. Ложе его было облицовано множеством плоских камней. Произвели неглубокий раскоп, во время которого обнаружили несколько фрагментов глиняной посуды. До воды так и не дошли. В 30-40 годы в той местности проводились большие дренажно-мелиоративные работы по сбросу грунтовых вод болота для разработки торфяных пластов. Мы решили, что уровень грунтовых вод вследствие того существенно понизился, прекратили раскоп и поиски тоже…

Дочь Константина бывала у нас еще пару раз, а в начале 2000х годов к нам в лагерь пришли в гости дальние родственники Горкиных, проживающие в поселке Борисоглебский, и передали нам на хранение три фотографии: одна из них сделана в 1909 году, когда Константин был на царской службе, а две - весной 1935 года.

Это народные корни памяти земли нашей. Мы обязаны их сохранять, помнить и во многом брать пример отношения к жизни. Люди эти принесли нам в Дар фотографии потому, что уважительно мальчики лагеря нашего отнеслись к Памяти о Косте Горкине и его семье. Уважительно и достойно во всех Делах Своих. Как корабль назовешь, а наш называется «Костин Хутор – Русичи», так Он по Морям и Океанам Жизни ходить будет. А за Дела наши мне и ребятам не совестно перед людьми, Господом и Отечеством.

…А родничок нам сам открылся в 1990 году, когда пришла пора… И то, что Он нам постепенно отдавал на Хранение, волновало и вливало в души этих мальчиков без всяких слов и духовные силы, и осознание нужности своей Жизни на Земле, и ответственность внутреннюю за выбор Пути Жизни Своей, и Понимание, что быть Мужчиной и уметь брать полноту ответственности на себя – это многогранный ответственный ежемгновенный морально-духовный Труд, пока жив.

Мы лагерем нашим на Боговом месте стоим, ко Богу прилеплены, под Богом и ходить будем.

За Россию! Русичи!

Пасха, 19 апреля 2009 года, 1
Христос Воскресе, Православные!

Костин Хутор, «Русичи»
Хранитель Леса Детства



html counter